Попробуй достучаться до души

Здесь в любую погоду голубое небо с кудрявыми белыми облаками. Бежевый ковролан на полу, полукругом удобные кресла, большой экран для презентаций… Чтобы мягкое покрытие «вносило свою лепту» в процесс, гостей просят разуться.

Комната для психологических тренингов 7-го ОВД УКД Юнусабадского района в Ташкенте уже имеет свою историю. Вернее, истории релаксации, глубокого анализа поступков, стремления к ровному, цивилизованному общению в любых ситуациях…

Попросите обывателя нарисовать портрет стража порядка – получится человек-кремень без особых эмоций, до автоматизма усвоивший определенные выражения и действия. И только члены семей тех, кто носит погоны, знают, каково это – трудиться в обстановке каждодневных стрессов.

Изначально основной целью психологической службы в системе МВД определено совершенствование работы с кадрами, повышение эффективности профессиональной деятельности личного состава органов внутренних дел. Это организация и проведение психологического обследования при приеме в органы, составление психологической характеристики при переходе на другую должность, восстановление работоспособности сотрудников, консультирование (в том числе членов их семей). То есть любой пункт деятельности конкретизируется определением «психологический». А это уже особый подход.

Сфера относительно молодая, где многое нуждается в апробации, корректировке под специфического адресата. Специалисты, как правило, соответствующего возраста. Нашим гидом по «душевной отрасли», имеющей своеобразные особенности, стал старший инспектор-психолог Фаррух Тураев.

Поймав удивленный взгляд, поясняет: «Форму не надеваем. «Гражданка» делает общение более свободным. А психологу важно создать доверительную атмосферу. Чтобы беседа протекала эффективно, нужно быть на одной волне с визави».

– Вообще же, – отмечает лейтенант Тураев, выпускник Уральского юридического института МВД России, – психологии предстоит еще зарабатывать авторитет. На официальном канале ГУВД даны результаты проведенного в столице опроса. У респондентов спрашивали, пользуются ли услугами психологов, есть ли у них на работе психолог и к кому они обратятся, если возникнут проблемы. Результаты говорят сами за себя. Только 18 процентов из более 600 опрошенных обращались к психологам, 62 процента  не знают о существовании в их организации психолога, при возникновении проблем помощь бесплатного психолога выберут семь процентов, частного – 11. Остальные – за другие способы.
Чаще всего обращаются к религии.

Можно сколько угодно рассуждать о психодиагностике, психокоррекции и психопрофилактике. Человек за помощью не обратится, пока не узнает реальных возможностей методов психологического воздействия. Редко кто приходит к нам по желанию. Обычно нуждающихся в помощи приводят или приглашают. И наших сотрудников непросто собрать на тренинг: неотложных дел всегда много, кто-то элементарно мечтает выспаться, а тут «игрушки» предлагают. Хотя в реальности именно эти «игрушки» дают возможность посмотреть на себя со стороны. Ворчат, пытаются отпроситься.

Любопытно наблюдать, как от этапа к этапу человек меняется, раскрывается, проявляет интерес к ролевой игре. В результате, увлекшись «разруливанием» возможных (даже самых непредсказуемых) ситуаций, забывают, что час назад куда-то спешили. И сонливость проходит, и раздражительность. Появляется желание контролировать каждое свое слово, уметь реагировать на любые выпады и провокации граждан, оставаясь спокойным, рассудительным и корректным. Задача психолога – побудить участников тренинга к активному общению, анализу ошибок, поиску оптимального решения проблемы.

Обязанность специалистов и выявление у сотрудников черт (чрезмерная агрессивность, злоупотребление служебным положением, склонность к алкоголю, а то и наркотическим средствам), несовместимых со службой в правоохранительных органах.

Помимо личного состава, адресная аудитория инспекторов-психологов – это несовершеннолетние, так называемые «трудные» подростки, состоящие на профилактическом учете, женщины из семей на грани развода, ранее судимые и отбывшие наказание в местах лишения свободы. И любая аудитория требует непрерывной системной работы. После одной беседы недисциплинированный подросток не превратится в пай-мальчика и трещина в семейной лодке не исчезнет сама собой. Дифференцированный подход, использование разных методик, умение слушать могут предотвратить печальные последствия кризиса личности.

– Шесть часов коллега целенаправленно подводил супружескую пару, шумные скандалы которой стали притчей во языцех для соседей, – рассказывает Фаррух Тураев, – к тому, чтоб они хотя бы посмотрели друг на друга по-человечески. После нескольких попыток примирения их направил на консультацию махаллинский комитет. Муж с женой, перестав стесняться окружающих, бранились даже в кабинете психолога. Этих двоих связывал только сын. На стороне давно были новые партнеры.

Общение намеренно строилось так, что центром любой разбираемой ситуации оказывался ребенок, его интересы, переживания, психические травмы. В результате разобщенная пара вновь стала четой. Поцеловались. Ушли, взявшись за руки и пообещав больше находиться вместе с сыном. Через некоторое время позвонили: «Спасибо за терпение! Если б не кропотливое копание в наших душах, семья бы распалась. А теперь у нас все в порядке. Шанс начать с чистого листа использовали».

Надолго запомнит встречу с психологом харизматичный холерик из старшеклассников. Выбрав способом самоутверждения дерзкое обращение с учителями, прослыл «героем» среди сверстников. Срывал уроки, делал что вздумается, огрызался на замечания. Наставников в грош не ставил, мнил себя этаким царьком, которому все дозволено. Опешил, когда с ним заговорили на его языке. «Побывав директором школы», перевоплощаться в классного руководителя или предметника не хотел. Неприятно выслушивать грубости в свой адрес.

– Некоторые вопросы, – подчеркивает старший инспектор-психолог, – даже необходимо оставлять открытыми. Парень ждал нравоучений, взывания к совести, а тут трансформационная ролевая игра. Побыл на чужом месте. Пусть теперь задумается, каково взрослым с ним общаться.

На столе стакан с долгоиграющими цветными карандашами. Фаррух смотрит на них с особой любовью: столько недосказанного прояснили рисунки посетителей. Нехитрая проверка творчеством выдает то, что хранится в глубине души. И если взрослые, начитавшись специальной психологической литературы, еще как-то могут слукавить на этом тесте, подростковых проблем не скрыть.

Как тому пятикласснику (привел отец, удивленный постоянными замечаниями в адрес сына), что за внешней бравадой, плохим поведением скрывал тяжелые переживания. Не успев оправиться от потери матери, столкнулся с нелегкой адаптацией на следующей ступени школы. Нет мамы, нет второй мамы (именно так учащиеся начальных классов зачастую воспринимают учительницу), по каждому предмету отдельный педагог. Развитый интеллект «подсказал» мальчишке форму протеста, а взрослые не поняли, что стоит за плохим поведением. Странно, что педагоги (и в первую очередь классный руководитель) не выяснили истинной причины радикальных перемен в когда-то неконфликтном ребенке.

– Мы с ним поиграли в шахматы, – вспоминает наш собеседник, – и в партии мальчишка еще больше открылся: любит узнавать новое, путешествовать. Главное, сам понимает, что нужно исправляться, готов это делать. Не хватает самой малости – мягкого подбадривания, ласки, проникновения взрослых в мир его интересов. С помощью взрослых он способен преодолеть кризис и стать прежним.

А как важна добрая, мягкая поддержка тем, кому мешают жить суицидальные наклонности! Ведь им особенно нужен собеседник, который поймет их «тупиковую» ситуацию и подарит радость жизни.

Вспоминаю девушку с потухшим взглядом, которую привел инспектор профилактики. Ей казалось, что все хорошее уже кончилось. Поговорили и выяснили: она красавица, тонко чувствует окружающий мир и огромный потенциал доброты предстоит еще раскрывать.

Это в зарубежных художественных фильмах, где визит к психологу сродни походу в аптеку за лекарствами, сразу отыскиваются нужные методы и разрешаются проблемы. И вот уже счастливая посетительница рекомендует подруге чудо-аналитика.

У нас побаиваются самого слова и неизвестности, с которой предстоит встретиться. Все-таки псих, психиатр, психолог произошли от одного корня. А для того чтобы достучаться до души (взрослого ли, подростка ли), необходимо доверие, искренность обеих сторон.

– Обязательно должна быть обратная связь, – повторяет аксиому Фаррух. – Поэтому всегда оставляем время, чтобы услышать наших собеседников, участников тренингов. Только она дает полную картину действенности примененных методов.

И конечно, обмен опытом, творческое сотрудничество представителей нашей профессии. К примеру, для проведения тренингов в общеобразовательных школах района на тему «Здоровый климат – здоровая команда» пригласили коллегу ДилнозуСидикову из Мирзо-Улугбекского района. Это ее конек.

Недавно прошел международный форум психологов «Предупреждение правонарушений: международный опыт», собравший три тысячи участников. Богатый материал для дальнейшей деятельности.

Запланированы и тренинги со школьными психологами по профайлингу.(Профайлинг – совокупность психологических методов и методик оценки и прогнозирования поведения человека на основе анализа наиболее информативных частных признаков, характеристик внешности, невербального и вербального поведения. – Прим. авт.)

* * *

Сравнительно молодая служба уверенно заявляет о себе. Настраиваясь на волну интересов тех, кто обращается за помощью (пусть даже и не по своей воле), отыскивает душевные струны человечности, определяет дальнейший путь, показывает жизнь в новом свете.

 

Ольга АЛЕКСАНДРОВА

Статья была опубликована 17 октября 2019 года в газете «Молодёжь Узбекистана» (№41, стр.4)